Главная Учебник Журнал Архив рассылки Обновления Библиотека Обратная связь

 

Под редакцией Ю.Б.Гиппенрейтер и В.Я.Романова

Сборник ПСИХОЛОГИЯ ПАМЯТИ

Издательство ЧеРо, Москва, 2000

Настоящее издание открывает серию хрестоматий по психологии, представляющих собой пособие по различным учебным курсам психологических факультетов вузов. Дается представление об основных классических и современных исследованиях по психологии памяти. Книга рассчитана на студентов, аспирантов, научных работников и всех интересующихся закономерностями и проблемами общей психологии.

Содержание

Часть первая. Основные понятия психологии памяти. Виды, факты, феноменология и метафоры

Платон. Теэтет

Августин, Аврелий. Исповедь

З.Фрейд. Заметки о «Вечном блокноте»

Т.Рибо. Общие амнезии (потери памяти)

С.С.Корсаков. Медико-психологическое исследование одной формы болезни памяти

П.Жане. Забывание в связи с последовательной сменой различных сознаний

З.Фрейд. Забывание иностранных слов. Забывание впечатлений и намерений

А.Р.Лурия. Маленькая книжка о большой памяти

Р.Клацки. Мнемонисты. Шахматная игра и память

Л.С.Выготский. Эйдетика

У.Джеймс. Память

С.Л.Рубинштейн. Память

Д.Норман. Как мы обучаемся? Как запоминаем? Забывание

Часть вторая. Проблемы психологии памяти. Теории и модели. Экспериментальные исследования

Г.Эббингауз. Смена душевных образований

Д.Уотсон. Удерживание видимых телесных навыков, или «память»

А.Бергсон. Две памяти

Н.А.Бернштейн. Природа навыка и тренировки

Ф.Бартлетт. Человек запоминает

Р.Клацки. Забывание и естественный язык

Д.Слобин. Язык и память

У.Найссер. Схема

Д.Норман. Семантические сети. Схемы: пакеты знаний. Схемы, сценарии и прототипы. Мысленные образы

П.Жане. Эволюция памяти и понятие времени

П.П.Блонский. Основные предположения генетической теории памяти

Л.С.Выготский, А.Р.Лурия. Память примитивного человека. Культурное развитие специальных функций: память

А.Н.Леонтьев. Развитие высших форм запоминания

Б.В.Зейгарник. Воспроизведение незавершенных и завершенных действий

Г.В.Биренбаум. Забывание намерения

К.Леви. Об экспериментах Г.В.Биренбаум и Б.В.Зейгарник

П.И.Зинченко. Непроизвольное запоминание и деятельность

А.А.Смирнов. Произвольное и непроизвольное запоминание

П.Линдсей, Д.Норман. Системы памяти

Р.Аткинсон, Р.Шифрин. Управление кратковременной памятью. Человеческая память: система памяти и процессы управления

Р.Солсо. Модели памяти

Дж. А. Миллер. Магическое число семь плюс или минус два

Ц.Флорес. Память

Часть третья. Развитие и тренировка памяти

Л.С.Выготский. Память и ее развитие в детском возрасте

А.Н.Леонтьев. Логическая и механическая память

З.М.Истомина. Развитие произвольного запоминания у дошкольников

Г.И.Челпанов. Что такое мнемоника? Критика мнемоники

Р.Солсо. Мнемонические системы

У.Джеймс. Привычка

Н.А.Бернштейн. Об упражнении и навыке

Д.Норман. Научение и приобретенное мастерство

Платон. Теэтет

Сократ. Так вот, чтобы понять меня, вообрази, что в наших душах есть восковая дощечка; у кого-то она побольше, у кого-то поменьше, у одного - из более чистого воска, у другого - из более грязного или более жесткого, а у некоторых он помягче, но есть у кого и в меру… вверх

Августин Аврелий. Исповедь

Итак, пропускаю и эту силу в природе моей; постепенно поднимаясь к Тому, Кто создал меня, прихожу к равнинам и обширным дворцам памяти, где находятся сокровищницы, куда свезены бесчисленные образы всего, что было воспринято. Там же сложены и все наши мысли, преувеличивавшие, преуменьшавшие и, вообще, как-то изменившие то, о чем сообщили наши внешние чувства. Туда передано и там спрятано все, что забвением еще не поглощено и не погребено. Находясь там, я требую показать все то, что я хочу; одно появляется тотчас же, другое приходится искать дольше, словно откапывая из каких-то тайников; что-то врывается целой толпой, и вместо того, что ты ищешь и просишь, выскакивает вперед, словно говоря: «может, это нас?»… вверх

З.Фрейд. Заметки о «Вечном блокноте»

… Если я не доверяю своей памяти - как известно, с невротиком это случается очень часто, но и у нормального человека есть достаточно оснований для этого, - то я могу дополнить и обеспечить ее функцию, прибегая для этого к записи. Поверхность, хранящая эту запись, грифельная доска или лист бумаги, является как бы материализованной частью аппарата воспоминания, который я противном случае незримо ношу в себе.

Мне стоило лишь заметить себе, на каком месте помещено это зафиксированное таким образом «воспоминание», чтобы я мог в любую минуту по желанию «репродуцировать» его, и я уверен в том, что оно осталось неизменным, т.е. что оно не подверглось искажениям, которые оно претерпело бы, может быть, в моей памяти… вверх

Теодюль Рибо (1839-1916). Общие амнезии (потери памяти)

…Обыкновенно при временной амнезии, происходящей от сотрясения мозга, наблюдается ретроактивное влияние на память, т.е. больной, приходя в сознание, теряет память не только о случившемся с ним и о последующем периоде времени, но и о более или менее продолжительном периоде, предшествующем событию. В этом роде можно привести большое число примеров; но я возьму только один, принадлежащий Карпентеру. «Один господин ехал в кабриолете с женой и ребенком. Лошадь испугалась и понесла. После напрасных усилий, употребленных на то, чтобы удержать лошадь, этот человек был сброшен с экипажа на землю, причем сильно ударился головой. Когда сознание возвратилось к нему, он забыл все факты, бывшие непосредственно перед этим случаем. Последнее, о чем у него еще сохранялось воспоминание, - была встреча на дороге с приятелем в расстоянии почти 2 миль от того места, где случилось несчастье. Но и до сих пор он совершенно не может вспомнить ни о своих усилиях остановить лошадь, ни об испуге жены и ребенка»…

…Тогда уже началось ее перевоспитание. «Придя в себя, больная утратила память почти обо всем, что знала прежде. Все было для нее ново, она не узнавала даже самых близких родных. Веселостью, подвижностью, невнимательностью и способностью приходить в восхищение от всего виденного и слышанного она походила на ребенка.

Вскоре больная приобрела способность сосредотачивать внимание. У нее явилась замечательно хорошая память на все, что ей приходилось видеть и слышать после пробуждения от спячки, зато у нее не сохранилось никакого воспоминания о том периоде, который был ею прожит до болезни»…

… Резюмируя главные черты, свойственные периодическим амнезиям, мы, пользуясь приведенными выше наблюдениями, прежде всего, можем указать на образование двух памятей.

При полной периодической амнезии (как, например, в случае Мэкниша) обе памяти исключают одна другую: с появлением одной исчезает другая. Можно сказать, что каждая из них требует для себя полного материала. Организованная память, посредством которой человек имеет возможность говорить, читать и писать, при этом вовсе не составляет основания, общего обоим состояниям. В каждом состоянии развивается своя особенная память на слова, письменные знаки и на те движения, которые нами употребляются при изображении этих знаков.

В случаях же неполной периодической амнезии (примерами ее могут служить случаи Азама, Дюфэ, сомнамбулизм) происходит чередование памяти нормальной с частной. Первая распространяется на всю совокупность состояний сознания; вторая же - только на ограниченную группу состояний, которые, выделяясь из числа остальных с помощью естественной сортировки, составляют в умственной жизни индивидуума отрывочные группы, время от времени соединяющиеся между собой. Но здесь обе памяти имеют общую основу, заключающуюся в наиболее постоянных и в то же время наименее сознательных формах памяти, одинаково действующих в той и другой группах.

По причине подобного рода раздвоения памяти индивидуум является перед самим собой или по крайне мере пред посторонними лицами существом, живущим двойной жизнью… вверх

С.С.Корсаков. Медико-психологическое исследование одной формы болезни памяти

…Наблюдения эти касаются одной из форм расстройства памяти, еще почти не описанной в медицине. Так как мне случалось наблюдать довольно много случаев этого расстройства, то я и описал его довольно подробно. Оно наблюдается при особой болезни нервной системы, известной под именем «множественного неврита», т.е. одновременного воспаления и перерождения многих нервов.

Я скажу потом, в чем заключается болезнь, называемая множественным невритом, теперь же скажу, что при этой болезни наблюдаются часто психические изменения, выражающиеся в характерном расстройстве памяти: больной, на первый взгляд, представляется совсем таким, каким он был, - рассуждает вполне хорошо, может иногда остроумно разговаривать, но он почти моментально позабывает все только что случившееся. Для большей ясности того, о чем я хочу говорить, я приведу короткое описание одного из случаев.

Это был больной 37 лет, один из симпатичных русских писателей, человек, привыкший в своих поездках по Сибири очень много пить водки. Хотя он никогда пьян не бывал, но все-таки, он вводил в себя ежедневно очень большое количество водки, а нужно заметить, что злоупотребление спиртными напитками составляет одну из частых причин множественного неврита… вверх

Пьер Жане. Забывание в связи с последовательной сменой различных сознаний

…Память следует считать самым важным явлением нашей психической организации, и ничтожные даже изменения ее оказывают огромное влияние на всю нашу психику. Во всей умственной патологии нет более сложного и вместе с тем более постоянного изменения памяти, чем то, которое наблюдается у сомнамбул. В самом деле, у лиц, впадающих в сомнамбулизм, всегда можно констатировать три характерных признака или закона памяти: 1) полное забывание наяву того, что происходило во время сомнамбулизма; 2) полное воспоминание в следующем припадке о том, что происходило в предыдущем припадке; 3) полное воспоминание в сомнамбулическом состоянии о том, что имело место наяву. Третий закон допускает, пожалуй, больше исключений и неправильностей, чем первые два; поэтому в настоящей работе, которая имеет своей целью дать общее представление о сомнамбулизме, мы не будем останавливаться на нем. Но первые два признака, несмотря на всю их сложность и разнообразие, настолько общи и важны, что их можно считать характерными признаками сомнамбулизма…

…Остается еще один вопрос по поводу этих новых форм психической жизни: ниже они или выше нормального состояния? Является ли для субъекта этот переход из одного состояния в другое регрессом или прогрессом? многие авторы высказывались в пользу последнего мнения. «Это последнее, т.е. забывание по пробуждении заставляет нас думать, что сомнамбулизм является более совершенным состоянием». Myers в своих интересных исследованиях об автоматическом письме задает себе вопрос: не может ли сомнамбулизм быть иногда состоянием эволюции, а не регресса психики? На это нельзя дать общего ответа вследствие многочисленных вариаций сомнамбулизма. Существует бесконечное число форм психической жизни, начиная с той, которая содержит лишь один изолированный рудиментарный психический элемент без суждения и даже без сознавания личности, и восходя до сознания высшей монады, о которой говорит Лейбниц и которая представляет в сокращенном виде весь мир. Мы видели, что путем гипноза можно привести субъекта в первое состояние, названное нами каталепсией - иначе говоря, его можно низвести на саму низшую ступень сознания… вверх

З.Фрейд. Забывание иностранных слов

…Целый ряд причин заставляет меня высоко ценить этот маленький анализ, за который я должен быть благодарен моему тогдашнему спутнику. Во-первых, я имел возможность в данном случае пользоваться таким источником, к которому обычно не имею доступа. По большей части мне приходится добывать примеры нарушения психических функций в обыденной жизни путем собственного самонаблюдения. Несравненно более богатый материал, доставляемый мне многими пациентами нервнобольными, я стараюсь оставлять в стороне во избежание возражений, что данные феномены происходят в результате невроза и служат его проявлениями. Вот почему для моих целей особенно ценны те случаи, когда нервноздоровый чужой человек соглашается быть объектом исследования. Приведенный анализ имеет для меня еще и другое значение. Расстройство репродукции исходит здесь изнутри, из самой темы же, в силу того, что против выраженного в цитате пожелания бессознательно заявляется протест. Процесс этот следует представить себе в следующем виде. Говоривший выразил сожаление по поводу того, что нынешнее поколение его народа ограничено в правах; новое поколение - предсказывает он вслед за Дидоной - отомстит притеснителям. Он высказывает таким образом пожелание о потомстве. В этот момент сюда врезается противоречащая этому мысль. «Действительно ли ты так горячо желаешь себе потомства? Это неправда. В каком затруднительном положении ты бы оказался, если бы получил теперь известие, что ты должен ожидать потомства от известной тебе женщины? Нет, не надо потомства, - как ни нужно оно нам для отмщения»… вверх

А.Р.Лурия. Маленькая книжка о большой памяти

…Я увеличивал число предъявляемых ему элементов, давал 30, 50, 70 слов или чисел, - это не вызывало никаких затруднений. Ш. не нужно было никакого заучивания, и если я предъявлял ему ряд слов или чисел, медленно и раздельно читая их, он внимательно вслушивался, иногда обращался с просьбой остановиться или сказать слово яснее, иногда сомневаясь, правильно ли он услышал слово, переспрашивал его. Обычно во время опыта он закрывал глаза или смотрел в одну точку. Когда опыт был закончен, он просил сделать паузу, мысленно проверял удержанное, а затем плавно, без задержки воспроизводил весь прочитанный ряд… вверх

Р.Клацки. Мнемонисты, шахматная игра и память

…Многим мнемоническим приемам легко научиться, другие довольно трудны; есть даже такие, которыми могут пользоваться только особенно квалифицированные мнемонисты - люди, по той или иной причине специально занимающиеся этим делом. Боуэр сообщает о своих впечатлениях от встречи с группой таких мнемонистов высокого класса. Он присутствовал на съезде мнемонистов, где каждый стремился превзойти своих собратьев в различных мнемонических фокусах и трюках. Как пишет Боуэр, мнемонисты оказались весьма искусными. Один из них, выслушав четыре слова, предложенные ему из публики, мог быстро написать в перевернутом виде буквы, из которых состояло одно слов, буквы другого - в обратном порядке, буквы третьего - перевернутыми и в то же время в обратном порядке и четвертого - в нормальном порядке. Но это было не все; делая такую запись, он равномерно чередовал буквы из одного слова с буквами из других, не нарушая при этом последовательности букв в пределах каждого отдельного слова. Однако и этого ему показалось недостаточно, так как он еще одновременно декламировал стихотворение. Другой мнемонист мог, просмотрев колоду перетасованных карт, точно перечислить их по порядку… вверх

Л.С.Выгодский. Эйдетика

… Это было сделано школой Эриха Иенша в Марбурге, главным образом, в последние двенадцать лет. Здесь сложилось и оформилось самое это психологическое учение, которое сейчас широко распространилось по всему миру, порождая повсюду исследования эйдетических феноменов, проверку фактических данных Иенша и его школы, обсуждение его теоретических построений и объяснений. Эйдетиками (от греческого слова эйдон - вижу или эйдос - образ, картина, идея) называют психологи новое направление людей, обладающих способностью вызывать эти наглядные образы. Сущность этого основного эйдетического феномена или эйдетизма заключается в том, что человек, обнаруживающий его, обладает способностью видеть в буквальном смысле этого слова на пустом экране отсутствующую картину или предмет, который перед тем находился перед его глазами. До сих пор психологии были известны две основные формы образов памяти. Это, во-первых, так называемые последовательные образы, хорошо изученные в психофизиологии и доступные наблюдению всякого, так как они представляют всеобщее явление, которое у всякого может быть вызвано. Если фиксировать глазом какую-нибудь цветную фигуру, например крест, квадрат и т.п., и затем перевести взгляд на белую или серую поверхность, мы увидим ту же самую фигуру только в дополнительном цвете. Так, если основная фигура была красного цвета, то ее последовательный образ будет зеленым и т.д.

С другой стороны, психологи хорошо знали образы представления, которые и являются основой нашей памяти в обычном и самом популярном смысле этого слова. Когда мы говорим, что мы представляем в уме тот или иной предмет, мы имеем в виду не то, что перед нашими глазами, в буквальном смысле этого слова встает образ этого предмета, так что мы можем пальцем указать, где он находится, каковы его очертания и т.д. Это - следовые раздражения, которые то более ярко, то более смутно возобновляются в нашем мозгу, но которые существенно отличаются от последовательных образов.

Между этими двумя формами образов памяти вдвигаются, благодаря новым открытиям, эйдетические образы, или наглядные образы. Они занимают как бы среднее место между последовательными образами и между образами представлений, приближаясь у отдельных лиц то к одним, то к другим. Открытие этой промежуточной формы памяти и составляет фактическую основу нового учения. вверх

У.Джеймс. Память

…Память, в собственном смысле слова, есть знание о минувшем душевном состоянии после того, как оно уже перестало непосредственно сознаваться нами, или, говоря точнее, она есть знание о событии или факте, о котором мы в данную минуту не думали и который, сверх того, сознается нами теперь как явление, имевшее место в нашем прошлом.

Важнейшим элементом такого знания является, по-видимому, оживание в сознании образа минувшего явления, его копии. И многие психологи утверждают, что воспоминание о минувшем событии сводится к простому оживанию в сознании его копии. Но чем бы то ни было такое оживание, оно, во всяком случае, не есть память; это - просто дублирование первого события, некоторое второе событие, не имеющее с первым никакой связи и только сходное с ним. Часы бьют сегодня, били вчера и могут бить еще миллион раз, пока не испортятся от продолжительного употребления. Дождь льет через водосточную трубу, так же лил он на прошлой неделе и так же будет лить и в будущем. Но разве часы при каждом новом ударе сознают прежние удары, или текущий теперь поток воды сознает вчерашний, потому что они походят друг на друга и повторяются? Очевидно, нет… вверх

С.Л.Рубинштейн. Память

…Таким образом, запоминается, как и осознается, прежде всего, то, что составляет цель нашего действия. Поэтому, если данный материал включен в целевое содержание данного действия, он может непроизвольно запомниться лучше, чем, если при произвольном запоминании - цель сдвинута на самое запоминание. Но то, что не включено в целевое содержание действия, в ходе которого совершается непроизвольное запоминание, запоминается хуже, чем при произвольном запоминании, направленном именно на данный материал. Все зависит в первую очередь от того, как организовано и на что направлено действие субъекта, в ходе которого совершается запоминание. Поэтому и непреднамеренное, непроизвольное запоминание может не быть делом только случая. Его можно косвенно, опосредованно регулировать. В педагогическом плане встает, таким образом, важнейшая задача - организовать учебную деятельность так, чтобы существенный материал запоминался учащимися и тогда, когда он занят по существу им, а не его запоминанием. Это много сложнее, но и много плодотворнее, чем постоянно требовать от учащихся произвольного запоминания, при котором самое запоминание становится основной целью их действий… вверх

Д.Норман. Как мы обучаемся? Как запоминаем?

… Как мы запоминаем? Иногда это происходит очень легко. Вероятно, вы не старались запомнить, что вы в последний раз ели, но если я спрошу вас об этом, то вам наверняка нетрудно будет ответить. Я не прилагаю никаких усилий, чтобы запомнить случайные разговоры, прочитанные книги или же странички юмора в газете. И, тем не менее, я помню их, во всяком случае, какое-то время. Когда на другой день я перечту те же 20 юмористических кусочков, я автоматически вспоминаю нить каждой истории, хотя все они разные и каждая их них - это отдельный отрывок.

Иногда вспомнить удается только с трудом. Запоминание чего-нибудь имени, номера телефона или слов чужого языка может идти мучительно и с большим усилием - или совсем не идти. Почему один вещи заучить легко, а другие трудно? почему некоторые школьники легко помнят результаты спортивных состязаний, но не в состоянии заучить (запомнить), казалось бы, более простые сведения, получаемые в классе? Может быть, все дело в мотивации? Не всегда. Иногда с трудом усваиваемый материал важнее и интереснее того, который запоминается без всяких усилий.

Помнить - это значит успешно справиться с тремя задачами: усвоением, сохранением и повторным извлечением информации. Не помнить - значит не справиться с одной из этих задач… вверх

Герман Эббингауз. Смена душевных образований

… Сама собой напрашивается, без сомнения, мысль - объяснять воспроизведение душевных образований, пережитых некогда вместе, тем, что эти образования вступили в тесную связь между собой и теперь настолько между собой внутренне связаны, что одно из них всегда влечет за собой другое. Вот эта мысленная связь и называется ассоциацией. Душевные образования называются ассоциированными, если они когда-либо раньше были пережиты вместе, и существует более или менее основательное допущение, что при существующих условиях они могут вызывать друг друга. Вместе с тем, однако, термин «ассоциация» употребляется еще очень часто и в переносном смысле, Он обозначает не только предполагаемую внутреннюю причину воспроизведения, но и само это воспроизведение, действительное вступление в сознание представлений вследствие мысленной внутренней связи, и в этом значении он у многих авторов почти совершенно вытеснил термин «воспроизведение»…

… Традиционное объяснение. Традиционное учение о внутренней связи, об ассоциации представлений и основанного на этой связи явления пробуждения может с первого взгляда показаться гораздо более широки. Оно утверждает, что поток представлений регулируется четырьмя различными принципами: совершается переход от существующих в настоящий момент переживаний - 1) к представлениям сходным, 2) к представлениям противоположного содержания, 3) к содержаниям, которые ранее когда-то были пространственно связаны с существующими в данный момент впечатлениями и 4) к содержаниям, которые существовали одновременно с ними. Это учение признает, следовательно, четыре закона ассоциаций, по сходству, по контрасту, по пространственному сосуществованию и по временной связи. В этой формулировке учение это столь же старо, как и сама психология; его можно найти (по неполному отрывку в платоновом Федоне) уже у Аристотеля. Правда, упоминается здесь об этом с целями практическими: чтобы связать с этим рассуждение о том, как следует поступать человеку, который хочет вспомнить что-либо. Громадное значение этого явления для всей нашей душевной жизни стало все более и более выясняться лишь с середины восемнадцатого столетия (Юм, Гартли)… вверх

Джон Уотсон. Удерживание видимых телесных навыков, или «память»

…Термин «память» в психологии, если его правильно определить, может оказаться полезным и обнять большую серию фактов. Рассмотрим случай видимых двигательных навыков. Пусть некий индивидуум через короткое, но различное число часов практики научается писать на пишущей машинке тридцать слов в минуту; отправлять десять слов в минуту по беспроволочному телеграфу; играть в гольф восемнадцать ямок в восемнадцать ударов сверх минимума. Учащийся затем прерывает практику на некоторое время либо из соображений эксперимента, либо по причине изменения обстоятельств. По истечении этого промежутка он вновь начинает практику.

Результаты первоначального обучения сохраняются и сравниваются с результатами новых проб. Мы находим, что последний результат первоначальной серии (или среднее из результатов нескольких последних проб) выше, чем результат настоящей начальной пробы (или среднее из результатов нескольких первых проб). Имеется некоторая потеря в полезном действии функции. Все случаи таких приобретений можно подразделить на три периода… вверх

Анри Бергсон. Две памяти

Две формы памяти. - Я хочу выучить наизусть стихотворение и с этой целью сначала прочитываю его вслух стих за стихом, а затем повторяю несколько раз. С каждым новым разом я подвигаюсь вперед, слова связываются все лучше и лучше и, наконец, сливаются воедино. Тогда я знаю свой урок наизусть; и говорят, что я помню его, что он запечатлелся в моей памяти.

Теперь я пытаюсь дать себе отчет в том, как урок был выучен, и вызываю в своем представлении те фразы, которые я, одну за другою, прошел. Каждое из последовательных чтений встает перед моим умственным взором в своей индивидуальной особенности; я снова вижу его вместе со всеми теми обстоятельствами, которые его сопровождали и в рамку которых оно все еще остается включенным; оно отличается от всех предыдущих и всех последующих чтений уже самим место, занимаемым им во времени; одним словом, каждое из таких чтений снова проходит передо мною, как определенное событие моей истории. И тут опять-таки говорят, что эти образы - мои воспоминания, что они запечатлелись в моей памяти. В обоих этих случаях употребляются одни и те же слова. Обозначают ли они, однако, тот же самый предмет? вверх

Н.А.Бернштейн. Природа навыка и тренировки

Вплоть до настоящего времени продолжает стойко держаться представление о двигательном навыке как о цепочке условных замыканий, вырабатывающихся посредством проторения соответственных межнейронных связей и объединяющихся в нечто, получившее (внутренне противоречивое) наименование «динамических стереотипов». Экстраполяторы теории условных рефлексов прошли, однако, мимо ряда капитальных различий между обоими названными процессами. Прежде всего, при выработке условных замыканий путем настойчивого повторения стимулов подопытное животное или человек ставится в условия полной пассивности по отношению к ним. Напротив, формирование двигательного навыка есть на каждом этапе активная психомоторная деятельность. В противоположность концепции монотонного, чисто количественного роста проторения процесс выработки навыка является при этом столь же многофазным и сложным, как и сама его мозговая структура. Еще важнее другое, как уже было показано, условия кольцевого регулирования с непрерывным учетом неподвластной динамики окружения, находятся в решающем противоречии с какой бы то ни было возможностью запечатления в мозгу стандартных мышечных формул. А вдобавок при подступе к выработке нового навыка проторение и не могло бы привести ни к чему, кроме запечатления неловких и неправильных движения начинающего. Вся диалектика развития навыка как раз и состоит в том, что там, где есть развитие, там каждое следующее исполнение лучше предыдущего, т.е. не повторяет его; поэтому упражнение есть в частности повторение без повторения. Разгадка этого кажущегося парадокса в том, что правильно проводимое упражнение повторяет раз за разом не то или иное средство решения данной двигательной задачи, а процесс решения этой задачи, от раза к разу изменяя и совершенствуя средства. вверх

Фредерик Бартлетт. Человек запоминает

…В ходе повседневной жизни случается, что мы присутствуем при каком-то событии и затем несколько позднее описываем его кому-то другому, кто, в свою очередь, передает рассказ третьему лицу, и таким образом отчет о событии передается далее, пока, наконец, он, возможно, не примет такую форму, в которой люди повторяют его без особых дальнейших изменений. Именно таким путем распространяются слухи, создаются мнения, и при этом постоянно участвует человеческая память. Существует всем известная игра, при которой этот процесс превращается в своего рода эксперимент. Мы провели этот эксперимент во время лекции следующим образом.

Мы вызывали ряд желающих из числа присутствующих на лекции и попросили их всех, кроме одного, уйти из комнаты. Затем мы повесили большую картину и впустили в комнату второго человека. Все присутствующие, включая первого человека, могли видеть картину, второй ее не видел. Первый человек, все время смотря на картину, попытался ясно описать ее содержание второму, и это описание было записано. Теперь в комнату вошел третий, и второй, все еще не видя картины, передал ему свой вариант ее описания. Когда он закончил рассказ, он присоединился к аудитории и получил возможность видеть картину, но, конечно, ему не разрешалось вносить какие-либо изменения в только что законченный рассказ.

Таким образом, последовательные писания передавались от одного к другому, пока перед аудиторией не прошла вся группа участников эксперимента. Каждый отчет записывался на магнитофоне, ниже мы точно воспроизводим первую серию отчетов. Описание номер 1 было сделано во время непосредственного наблюдения картины, номер 2 и все прочие были сделаны без прямого наблюдения… вверх

Р.Клацки. Забывание и естественный язык

Классический пример этого эффекта запоминания общей темы описала Сакс. Она давала испытуемым прослушать записанные на магнитофонную ленту отрывки. В какой-то момент после того, как испытуемые выслушивали одно из предложений, содержащихся в таком отрывке, им предъявляли сходное с ним предложение. Это новое предложение могло быть идентично тому, которое было в отрывке, или же слегка изменено. Изменения были либо синтаксическими, не затрагивающими смысла, либо семантическими, т.е. смысловыми. Если, например, исходным предложением было: «Мальчик побил девочку», то после синтаксического изменения оно могло принять вид «Девочка была побита мальчиком», а семантическое изменение привело бы к предложению «Девочка побила мальчика». Сакс установила, что если измененное предложение предъявляли сразу же после исходного, то испытуемые легко обнаруживали почти любое изменение (по-видимому, это происходило потому, что в этом случае использовалась информация, находившаяся в КП, где должно было целиком содержаться исходное предложение). Однако если между предъявлениями данного предложения в его исходном и измененном виде испытуемый прослушивал другой словесный материал, то смысловые изменения он замечал гораздо легче, чем чисто синтаксические; можно было исказить предложение по форме, и испытуемый не замечал этого, хотя он сразу обращал внимание на изменения смысла.

Эксперименты Сакс дают нам еще одну иллюстрацию забывания «естественного» речевого материала. В данном случае (в отличие от эксперимента Бартлетта) забывается не смысл, а те точные слова, которыми он выражен… вверх

Д.Слобин. Язык и память

…Было обнаружено, что дети, которых обучали словесным формулировкам различных альтернатив, встречающихся в эксперименте, повторяли словесное описание и после задержки (например, «орех находится под красной шапочкой») и, таким образом, сохраняли определенный набор реакций в течение продолжительного период времени и при различных изменениях ситуации. Значит, ребенок в состоянии проложить мост через временной провал при помощи словесного опосредования. Много исследований такого рода было осуществлено в Соединенных Штатах Америки и в советском Союзе. Вывод из этих исследований таков, что человек может формулировать некоторое словесное правило, которое он использует для управления своим поведением в психологических экспериментах определенных типов и, вероятно, в соответствующих типах реальных жизненных ситуаций. Эксперименты с решением задач человеком сильно отличаются от подобных экспериментов с животными, потому что в первом случае средством решения задач является вербальное мышление. Отчасти это объясняется тем, что решение может легко сохраняться в памяти в вербальной форме. Но существует и более убедительное свидетельство роли вербальной репрезентации в памяти. Я имею в виду тот факт, что многое из того, что мы запомнили, искажается именно потому, что хранится в вербальной форме, - потому что не все может быть точно отражено в словесном «резюме». Вербальная память - это палка о двух концах… вверх

У.Найссер. Схема

…Эта книга не о действиях, а о восприятии и других формах когнитивной активности. Поэтому здесь едва ли уместно подробно защищать или развивать ту точку зрения, что действие организуется так же, как восприятие, направляясь ожиданиями, которые в свою очередь, изменяются последствиями действия. Такую защиту следовало бы начать с обращения к истории вопроса. Поколение назад главный спор между теорией «стимул-реакция» и «когнитивной» теорией научения у животных велся как раз по поводу того, что управляет поведением - подкрепление или ожидание. Сейчас я считаю, что обе стороны были правы в этом споре, так же как я думаю, что и Дж. Гибсон, и теоретики, подчеркивающие значение проверки гипотез, в равной мере правы в своем понимании восприятия. Действительно, существует удивительная аналогия между этими теоретическими оппозициями. Гибсон, подобно радикальным бихевиористам, надеется объяснить активность исключительно в терминах структуры среды, все гипотические объяснительные конструкты (включая «схему»!) представляются ему опасно менталистскими. Представителей крайних вариантов теории переработки информации или конструктивистских концепций, с другой стороны, мало интересует вопрос о том, какую именно информацию содержит реальная среда. Они, так сказать, оставляют воспринимающего запутавшимся в его собственной системе переработки информации, подобно тому как о старых когнитивных теориях говорили, что они позволяют «крысе, находящейся в лабиринте, блуждать в своих собственных мыслях». Не исключено, что, если предпринимаемая мною попытка примирить эти точки зрения посредством концепции перцептивного цикла будет иметь успех, она сможет подсказать, каким образом подойти к решению более старых проблем, касающихся поведения в целом… вверх

Д.Норман. Семантические сети

…Вернемся к основному вопросу - как хранится информация? Теперь я могу ответить: я не знаю… вверх

Пьер Жане. Эволюция памяти и понятия времени

…Что же такое реминисценция? Это точное, автоматическое повторение действий, которые она совершала в ту трагическую ночь. Но мы все сталкиваемся с подобными повторениями; наша жизнь полна ими. Когда мы встаем утром и умываемся, мы повторяем одно за другим, во всех деталях, действия, совершаемые нами в течение многих десятилетий. Мы - автоматы для повторения. И то же самое происходит, когда мы едим, одеваемся. Привычки, тенденции к воспроизведению - все это формы автоматического повторения действий. Все это принадлежит к глубокому и примитивному механизму.

…Реминисценция характеризуется некоторыми особенностями, которые решительно отличают ее от настоящего воспоминания, появления которого мы добились через шесть месяцев лечения. Изложим же кратко эти различия…

Начнем с того, что реминисценция длится очень долго. Рассказывать подробную историю три или четыре часа - абсурдно и непрактично в жизни. Воспоминание, которое она мне потом рассказывает, длится полминуты: в нескольких фразах она излагает все, что произошло. Это отличие в длительности очень существенно, так как оно связано с другим важным моментом: непрерывностью течения жизни. Воспоминание - это факт нашей сегодняшней жизни, и оно не должно тревожить ее. Оно не должно угрожать ей и подвергать нас возможным опасностям. Воспоминание должно быть частью нашей жизни, с ней связанною, оно не должно мешать действиям, которые нам нужно совершить в связи с сегодняшними обстоятельствами.

Реминисценция же Ирен совершенно не соответствует новым обстоятельствам. Сцена, происходящая перед кроватью, никому не нужна, всех беспокоит и самой больной доставляет разного рода неприятности. Это мешает ей работать, жить, в частности спать…

Неадаптивность реминисценции легко демонстрируется тем фактом, что она неизменна: в течение шести месяцев приступы реминисценции повторялись с точностью до детали… Напротив, в последующем пересказе событий возможны изменения, т.е. рассказ приспособлен к обстоятельствам… вверх

П.П.Блонский. Основные предположения генетической теории памяти

…Разногласия между исследователями памяти можно, конечно, объяснить субъективными причинами. Теории различных исследователей с различной степенью совершенства соответственно квалификации исследователей отражают одно и то же явление - память. Но разногласия настолько велики и в то же время настолько велика квалификация многих из этих исследователей, что закрадывается подозрение, в субъективных ли совершенствах исследователей только причина их разногласий.

Наш обзор истории проблемы памяти показывает, что с самого начала научной разработки этой проблемы память рассматривается в теснейшей связи с воображением, а объектом памяти считаются образы. Так рассматривала память античная психология. Такого же взгляда на нее, полностью или частично, придерживается ряд представителей новой психологии. Условимся называть память, имеющую дело с образами, образной памятью. Тогда мы можем сказать, что многие исследователи изучали, исключительно или преимущественно, образную память, и именно с изучения этой памяти началась история проблемы памяти. Но совершенно ясно, что те, которые изучают выучивание движений, изучают совершенно другой вид памяти. Если первые исследователи сближали память с воображением, то эти сближают память с привычкой. Условимся эту память называть, как это нередко делают, моторной памятью… вверх

Л.С.Выготский, А.Р.Лурия. Память примитивного человека

…Ливингстон отмечает выдающуюся память туземцев Африки. Он наблюдал ее у посланников вождей, которые переносят на громадные расстояния очень длинные послания и повторяют их слово в слово. Они движутся обычно вдвоем или втроем и каждый вечер в течение дороги повторяют наизусть поручение, для того чтобы не изменить его точный текст. Один из доводов туземцев против того, чтобы обучаться письму, заключается в том, что эти вестники могут передавать известия на расстоянии не хуже, чем письма.

Наиболее часто соблюдаемая форма выдающейся памяти у примитивного человека - это так называемая топографическая память, т.е. память на местности. Она сохраняет до мельчайших деталей образ местности, который позволяет примитивному человеку находить дорогу с уверенностью поражающей европейца… вверх

А.Н.Леонтьев. Развитие высших форм запоминания

…С первыми шагами к овладению своей натуральной памятью мы встречаемся уже у самых примитивных народов. Это первые попытки обеспечить свое воспоминание, воскрешение какого-нибудь следа в своей памяти с помощью специального стимула, который таким образом выполняет функцию средства запоминания. «Первые запоминания, - говорит Жане, - суть запоминания вещей с помощью вещей же. Человек, который хочет заставить всплыть у себя воспоминание, берет в свою руку какой-нибудь предмет; так завязывают узелок на платке или кладут себе в карман маленький камешек, кусочек бумаги или лист с дерева. Это то, что мы до сих пор еще зовем сувенирами»… вверх

Б.В.Зейгарник. Воспроизведение незавершенных и завершенных действий

Экспериментатор дает инструкцию испытуемому: «Вы получите ряд заданий, который вам нужно выполнить как можно лучше и быстрее». Затем испытуемому предлагается одно за другим от 18 до 22 заданий. Однако ему не дают выполнить все задания до конца, а половина заданий прерывается экспериментатором до завершения.

Завершенные и прерванные задания следовали в случайном для испытуемого последовательности, например, после двух незавершенных шли два завершенных, затем одно незавершенное, затем два завершенных и так далее… вверх

Г.В.Биренбаум. Забывание намерения

Цель данного исследования - выяснить некоторые вопросы о сущности и основных свойствах намерений. Из повседневной жизни мы знаем, что намерения могут как выполняться, так и забываться. Иногда они выполняются даже тогда, когда к моменту исполнения стали бессмысленными вследствие изменения ситуации. В этом случае действие совершается исключительно потому, что его намеревались совершить.

Выполнение намерения зависит от многих факторов. Во-первых, не все люди одинаковы. Бывают люди особенно пунктуальные в выполнении своих намерений и лица непоследовательные в этом отношении.

Во-вторых, выполнение намерения зависит от его содержания. Намерения бывают более или менее важного содержания. Например, намерение бросить письмо в почтовый ящик может иметь различный вес в зависимости от важности письма. Деловые переговоры по телефону или деловой звонок по телефону, в общем, гораздо важнее, чем визит вежливости строй родственнице… вверх

П.И.Зинченко. Непроизвольное запоминание и деятельность

…Полученные факты обнаруживают полную несостоятельность старой ассоциативной психологии с ее механическим и идеалистическим пониманием процесса образования ассоциаций. В обоих случаях запоминание трактовалось как непосредственное запечатление одновременно воздействующих предметов, вне учета действительной работы мозга, реализующего определенную деятельность человека по отношению к этим предметам…

В описанных опытах мы получили факты, характеризующие две формы непроизвольного запоминания. Первая из них является продуктом целенаправленной деятельности. Сюда относятся факты запоминания картинок в процессе их классификации (первый опыт) и чисел при составлении испытуемыми числового ряда (второй опыт). Вторая форма является продуктом разнообразных ориентировочных реакций, вызывающихся этими же объектами как фоновыми раздражителями. Эти реакции непосредственно не связаны с предметом целенаправленной деятельности. Сёжа относятся единичные факты запоминания картинок во втором опыте и чисел в первом, где они выступали в качестве фоновых раздражителей.

Последняя форма непроизвольного запоминания и была предметом многих исследований в зарубежной психологии. Такое запоминание получило название «случайного» запоминания. В действительности и такое запоминание по своей природе не является случайным, на что указывают и зарубежные психологи, особенно в исследованиях последнего времени… вверх


А.А.Смирнов. Произвольное и непроизвольное запоминание

…В тех случаях, когда непосредственным источником мнемической направленности является сознательное намерение запомнить, запоминание представляет собой особый вид психической деятельности, часто весьма сложный, и по самому существу своему является произвольным запоминанием. Обычно ему противопоставляется запоминание непроизвольное, которое осуществляется в тех случаях, когда мнемическая задача не ставится, а деятельность, ведущая к запоминанию, направлена на достижение каких-либо иных целей. Когда мы решаем математическую задачу, мы вовсе не ставим перед собой цель запомнить те числовые данные, которые имеются в задаче. Наша цель - решить задачу, а не запоминать имеющиеся в ней числа, и, тем не менее, мы запоминаем их, хотя бы и ненадолго… вверх

П.Линдсей, Д.Норман. Системы памяти

…представьте себе, что вам сообщают номер телефона или представляют кого-то. В течение нескольких секунд вы знаете номер или имя, но затем след их полностью стирается. Материал прекрасно укладывается в кратковременной памяти, но, по-видимому, так и не переходит в долговременную память. Различие между точным запоминанием материала, еще находящегося в кратковременной памяти, и скудной, обедненной памятью об остальном материале можно легко показать.

Вас просят заучить список слов, не связанных между собой. Каждое подлежащее заучиванию слово предъявляют по отдельности: оно либо вспыхивает на экране, либо четко и ясно произносится. На восприятие дается ровно 1 секунда, а затем предъявляется следующее слово. Наконец, после того как предъявлено 20 слов, испытуемого просят припомнить все, что он может. Проделайте этот эксперимент с 20 словами… Если вы попробуете выполнить его сами, это поможет вам почувствовать, что значит участвовать в подобном эксперименте, и вам будет легче разобраться в последующем анализе… вверх

Р.Аткинсон. Управление кратковременной памятью

Представление о том, что система, посредством которой накапливается информация в памяти и извлекается из нее, может быть разделена на два компонента, восходит к 19 столетию. Теории, в которых различались два вида памяти, были предложены английскими ассоционистами Джеймсом Миллем им Джоном Стюартом Миллем, а также такими пионерами экспериментальной психологии, как Вильгельм Вундт и Эрнст Мейман в Германии и Уильям Джемс в США. Наблюдая за своими собственными психическими процессами, они заметили отчетливое различие между мыслями, содержащимися в сознании в данный момент, и мыслями, которые могут оказаться в сознании только в результате поиска - и нередко утомительного - в памяти. (Например, предложение, которое вы читаете сейчас, находится в вашем непосредственном сознании; название же бейсбольной команды, ставшей чемпионом мира в 1968 году, возможно, содержится в вашей памяти, однако извлечение его потребует определенных усилий, и не исключено, что это вам вообще не удастся.)

Двухкомпонентная концепция памяти была интуитивно привлекательной, и, тем не менее, она оказалась практически отброшенной, как только психология обратилась к бихевиоризму с его акцентом на изучение животных, а не человека. Различение кратковременной и долговременной памяти почти не занимало психологов вплоть до 50-х годов нашего века, когда Дональд Бродбент в Англии, Д.О.Хебб в Канаде и Джордж А.Миллер с США снова заговорили об этом… Развитие математической психологии и разработка моделей поведения с помощью ЭВМ усилили интерес к двухкомпонентной концепции памяти, и сейчас она является объектом многочисленных теоретических и экспериментальных исследований. Особенно важное значение придается системе кратковременной памяти, или кратковременному хранилищу. Это связано с тем, что процессы, протекающие в кратковременном хранилище, находятся под непосредственным контролем индивида и управляют потоком информации в системе памяти; они могут вводиться в действие по усмотрению индивида, оказывая очень большое влияние на его деятельность… вверх

Роберт Солсо. Модели памяти

…Похоже, что на ранних этапах научного развития успех достигается больше благодаря реакции и контрреакции, чем благодаря открытию великих и непреложных истин. Модель «уровня обработки», предложенная Крэйком и Локхартом была реакцией на представление о строении памяти в виде «ящиков в голове». Эти авторы придерживались мнения, что все имеющиеся данные удобнее описывать, если концепция памяти будет построена на основе понятия «уровней обработки». Общая идея здесь состоит в том, что входные стимулы подвергаются ряду аналитических процедур, начиная с поверхностного сенсорного анализа и далее - к более глубокому, более сложному, абстрактному и семантическому анализу. Обрабатывается ли стимул поверхностно или глубоко - это зависит от природы стимула и от времени, отпущенного на его обработку. У элемента, обработанного на глубоком уровне, меньше шансов быть забытым, чем у того, что обрабатывался на поверхностном уровне… вверх

Дж. А.Миллер. Магическое число семь плюс или минус два. О некоторых пределах нашей способности перерабатывать информацию

…Мне хотелось бы, подойдя к концу изложения своего материала, сделать краткие заключительные замечания.

во-первых, количество информации, которую мы можем получить, переработать и запомнить, ограничено в некоторых отношениях объемом абсолютных оценок и объемом непосредственной памяти. Путем симультанной организации входных стимулов по нескольким измерениям и последовательного упорядочения их в ряд отрезков информации нам удается устранить или, по крайней мере, значительно ослабить эту ограниченность наших процессов переработки информации.

Во-вторых, процесс перекодирования является очень важным психологическим процессом и заслуживает гораздо большего внимания, чем ему до сих пор уделялось. В частности, тот вид лингвистического перекодирования, которым поминутно пользуются люди, представляется мне жизненной основой мыслительных процессов. Клиницисты, социальные психологи, лингвисты и антропологи постоянно сталкиваются с процессом перекодирования, но, тем не менее, вероятно, из-за того, что перекодирование менее доступно экспериментальному исследованию, чем, например, работа с бессмысленными слогами или Т-образными лабиринтами, традиционная экспериментальная психология очень мало или почти ничего не внесла в анализ этой проблемы. Тем не менее, и здесь можно разработать экспериментальные методики, найти способы перекодирования и индикаторы поведения. И я надеюсь, что нам удастся обнаружить очень стройную систему отношений, описывающих то, что теперь кажется лишь разрозненным набором не слишком связанных между собой фактов… вверх

Цезарь Флорес. Память

…Рассмотренные нами работы касаются главным образом ассоциативной памяти, связанной с усвоением изолированных стимулов, расположенных в определенной последовательности либо организованных попарно. Все изложенные факты показывают, что сложность мнемических процессов едва ли возможно описать посредством одной простой объяснительной модели, предполагающей ограниченное число элементарных факторов, сохранение ряда слов, слогов или фигур нельзя объяснить лишь пространственно-временной смежностью стимулов и процессами механического повторения. Разумеется, важность этих условий не следует преуменьшать, поскольку они благоприятствуют образованию ассоциативных связей и увеличивают долговременное сохранение усвоенных ответов. Однако у взрослого человека механическое повторение является исключением, и чтобы достичь его, необходима предварительная тренированность испытуемых, чтобы они могла бы образовать и сознательно поддерживать лишь установку на повторение, исключая все другие установки; однако и в этом случае дело не только лишь в повторении задачи и в ее особенностях, определенную роль играет также прошлый опыт субъекта, который может выступать даже в неосознаваемой форме, как об этом свидетельствует среди прочих работы, посвященные изучению частоты, привычности и осмысленности стимулов… вверх

Л.С.Выготский. Память и ее развитие в детском возрасте

…Основная линия борьбы идет здесь, прежде всего, между атомистическими и структурными взглядами. Память была излюбленной главной, которая в ассоциативной психологии клалась в основу всех психологии: ведь с точки зрения ассоциации рассматривались и восприятие, и память, и воля. Иначе говоря, законы памяти эта психология пыталась распространить на все остальные явления и учение о памяти сделать центральным пунктом во всей психологии. Структурная психология не могла атаковать ассоциативные позиции в области учения о памяти, и понятно, что в первые годы борьба между структурными и атомистическими направлениями развертывалась в отношении учения о восприятии, и только последние годы привнесли ряд исследований практического и теоретического характера, в которых структурная психология пытается разбить ассоциативное учение о памяти… вверх

А.Н.Леонтьев. Логическая и механическая память

Ничто в материалах нашего исследования не говорит нам о связи, непосредственно существующей между низшей, ассоциативной и высшей психологической памятью. Как мы видели в наших экспериментах, посвященных проблеме воспитания логического запоминания у умственно-отсталых детей, эта высшая ассоциативная, интеллектуальная деятельность происходит не из процессов механической ассоциации, но имеет в своей основе явления первичной образной памяти, механизмы которых не только не совпадают с механизмами простейших ассоциативных процессов, но которые во многом составляют их противоположность…

…Исследование исключительных случаев памяти имеет в психологии то значение, что оно позволяет вскрыть некоторые ее механизмы, обычно не обнаруживающие себя с достаточной ясностью. Это одинаково справедливо и в отношении памяти, опирающейся на искусственные мнемотехнические приемы, которая как бы в подчеркнутой и вместе с тем упрощенной форме демонстрирует нам принципиальную структуру всего высшего запоминания и, пожалуй, еще более в отношении памяти натуральной. Именно такие исключительные случаи и дают нам возможность проникнуть в природу тех процессов, которые, составляя органическую основу высших форм памяти, вместе с тем разрушаются под влиянием их развития и которые таким образом оказываются в нормальных случаях недоступными непосредственному изучению.

Наш испытуемый - С.В.Шерешевский, которого мы имели возможность подвергнуть экспериментальному исследованию, продолжавшемуся на протяжении почти 1,5 лет, несомненно, принадлежит к числу лиц, обладающих наиболее выдающейся по своей силе памятью, когда-либо описанной в научной литературе. Как мы увидим, его память можно было сравнить только с такой памятью, как память Диаманди, Иноди и других мнемонистов, имена которых сделались классическими в психологии.

Мы начали свое исследование Шерешевского еще до того, как он сделал демонстрацию запоминания своей профессией, и провели с ним несколько десятков сеансов, постоянно меняя методику и условия экспериментирования, что позволило нам с чрезвычайной, как нам кажется, полнотой изучить этой случай. Впрочем, мы ограничимся здесь изложением полученных нами материалов только с одной непосредственно интересующей нас точки зрения, имея в виду дать более детальное их описание в специальной работе, подготавливаемой в настоящее время к печати совместно с Л.С.Выготским, исследовавшим параллельно с нами этот случай… вверх

З.М.Истомина. Развитие произвольного запоминания у дошкольников

Исследуя этот вид памяти, автор исходил из следующей гипотезы. Предполагалось, что в младшем и среднем дошкольном возрасте (3 и 4 года) запоминание и воспроизведение являются процессами несамостоятельными, а лишь входящими в состав той или иной деятельности, т.е. непроизвольными.

В старшем же дошкольном возрасте (5 и 6 лет) совершается переход от непроизвольной памяти к начальным этапам произвольного запоминания и припоминания. При этом происходит дифференциация особого рода действий, соответствующих целям запомнить, припомнить, которые ставятся перед детьми. Активное выделение и осознание ребенком мнемических целей происходят при наличии соответствующих мотивов.

Исследование было направлено на решение следующих задач: 1) выявить условия, при которых дети начинают выделять цель - запомнить и припомнить; 2) изучить ранние, первичные формы произвольной памяти.

В первой группе опытов детям прочитывали ряд слов и предлагали запомнить их, чтобы потом назвать экспериментатору (лабораторный эксперимент).

Во второй группе опытов запоминание такого же количества слов было включено в игровую деятельность дошкольника, которая создавала мотив, побуждающий ребенка запомнить и припомнить… вверх

Г.И.Челпанов. Что такое мнемоника?

Теперь мы перейдем к искусству запоминания, которое называется мнемоникой или мнемотехникой. Главная задача этого искусства заключается в том, чтобы указать способы для запоминания в короткое время такого большого числа данных, которое без каких-либо вспомогательных приемов было бы очень затруднительно, а иногда и совсем невозможно запомнить.

Учителя мнемоники, однако, задаются гораздо более широкими задачами: по их мнению, благодаря этому искусству, можно «приобрести превосходную память». Приобретя хорошую память, мы можем все запоминать с большой легкостью. Но между той и этой задачей есть большая разница: первое вполне возможно, второе же невозможно.

Искусство это очень давнего происхождения. Одни говорят, что оно было известно на востоке, другие действительным изобретателем этого искусства считают греческого поэта Симонида (ум. в 460 г. до Р.Хр.). Об изобретении его рассказывают следующее…

…В сочинениях Цицерона и Квинтилиана мы находим изложение мнемонической системы, которая потом почти дословно повторялась средневековыми учеными, а также и в 19 столетии.

Многие знаменитые средневековые и позднейшие ученые предлагали научить этому искусству; между ними встречаем такие имена, как Раймунд Луллий и Джордано Бруно; разъезжая по разным городам Европы, они предлагали эту, как они называли memoria technical. В средние века это искусство пользовалось также большим успехом, и легко понять, почему. Нужно было знать наизусть чрезвычайно много! Для богословских споров, в то время особенно практиковавшихся, необходимо было знание наизусть целиком места из Священного Писания; требовалось иногда указать точно, в какой книге, главе, параграфе и пр. находится известное место. Все эти трудности возможно было обойти, только воспользовавшись мнемоникой.

Интерес к этому искусству, можно сказать, никогда не ослабевал, но особенно он оживляется в начале нынешнего столетия (19-ое столетие). Появляется целый ряд различных сочинений, предлагаются различные системы мнемоники (были, например, система польская, французская и т.е.)

Мнемотехнику пробовали даже применять в школах (например, систему Рефентлова в 40-х годах) По заявлению лиц, бывших свидетелями применения этой системы, результаты были неожиданны: дети усваивали правила мнемотехники с большим интересом и применяли с таким успехом, что могли быстро запоминать хронологические данные, цифры из географии, истории и т.е.

Вот слова директора одного учебного заведения:

«1) Метода г. Рефентлова совершенно сообразна с природой памяти и как бы скопирована с отправлений этой духовной силы; она приводит в порядок и под правила то, что память делала бессознательно.

2) Изложение методы удобопонятно даже для детей, не достигших десятилетнего возраста.

3) Метода эта может быть употреблена с пользой для удержания в памяти большого количества имен, чисел, иностранных слов и пр.

4) Полезна, как занимающая духовная сила и как приятное времяпрепровождение для молодых людей. Дети очень охотно принимались за эту методу, и она укрепляла и оживляла природную их память…

…Но при этом не следует забывать, что применение этих приемов не имеет никакого отношения к укреплению памяти. Тот, кто даже искусно употреблял бы эти правила для запоминания слов, чисел и т.п., разумеется, никак не может утверждать, что он развил свою память так, что она сделалась пригодной для какой угодно цели. О самих мнемотехниках еще в период процветания этого искусства говорили, что они не имеют хорошей памяти. «Эти искусники, - говорил о них Кант, - редко имеют хорошую память»…

…Целесообразность мнемонических систем уже давно подвергалась обсуждению, и уже давно им дана была должная оценка. Лорд Бекон характеризовал эти системы, как бестолковые и бесполезные; на умение непосредственно воспроизводить огромное множество имен или слов, один раз услышанных, он смотрит так же, как на умение ходить по канату, принимать ловкие позы и совершать разные фокусы. По его мнению, это одно и тоже, так как одно из них есть злоупотребление физическими силами, в то время как другое есть злоупотребление духовными, и хотя и то и другое может вызывать удивление, однако ценности не имеет никакой. «Искусства запоминания, как общего учения не существует», - говорит Кант… вверх

Роберт Солсо. Мнемонические системы

…Существуют десятки систем, которые помогают запоминанию, а в некоторых случаях и заменяют память. Речи обычно читаются по бумажке, телевизионные ведущие полагаются на «телешпаргалки» или телесуфлеры, продавцы получают товар со склада при помощи наглядных индексов, терапевты сверяют симптомы со справочником, а студенты даже составляют шпаргалки. Древние греческие и римские ораторы использовали прием, называющийся «метод размещения», чтобы облегчить декламацию формальных молитв, верующие использовали четки или молитвенные колеса; поколения американских индейцев, отправляя свои ритуалы и следуя своей философии, передавали истории, заученные наизусть, а устные народные сказания многих народов наполнены живыми образами, помогающими сохранить исторические воспоминания.

Из ранних мнемонических приемов метод размещения документирован лучше всего. В произведение «Оратор» Цицерон описывает этот метод в рассказе о греческом поэте Симониде…

…Во многих рассмотренных нами мнемонических приемах использовались образы. Не вызывает сомнений, что способность к «мысленному представлению вещей» оказывает значительное влияние на хранение информации и на живость ее воспроизведения. Более подробно мы обсудим образы в следующей главе. А сейчас рассмотрим «историю болезни» некоторых людей, обладавших выдающейся памятью… вверх

У.Джеймс. Привычка

…В основании привычки лежит физический закон. Если мы попытаемся определить, что такое привычка, то увидим, что она представляет нечто, связанное с основными свойствами материи. Законы природы суть не что иное, как неизменные привычки, которым следуют, воздействуя друг на друга, различные основные виды материи. Впрочем, в организованном мире привычки отличаются гораздо большим разнообразием. Даже инстинкты проявляются у различных индивидов в различной форме и, как мы увидим ниже, у того же индивида изменяются в отдельных случаях. С точки зрения атомистической философии, привычки, свойственные элементарной частице материи, неизменны, потому что сама эта частица неизменна; но привычки в сложных массах материи могут изменяться, ибо эти массы состоят в свою очередь из сложных соединений, которые от времени до времени могут под влиянием внешних сил или внутренних напряжений совершенно измениться по своему строению в нечто новое. Это возможно в том случае, когда данное тело настолько пластично, что может сохранить неизменной свою внешнюю форму, не смотря на изменения в своем внутреннем строении… вверх

Н.А.Бернштейн. Об упражнении и навыке

С самых древних времен одна особенность природы человека (и кое-каких близких ему животных) привлекала к себе внимание мыслящих людей. Машины и орудия чем больше работают, тем больше изнашиваются, разбалтываются, становятся хуже. Самые лучшие машины - это те, которые нескоро обнаруживают надобность в ремонте. С «человеческою машиной» положение как раз обратное. Чем человек дольше предается какому-нибудь занятию, тем спорее, тем лучше у него идет работа. Живой организм не только не портится от работы, а, напротив, делается сильнее, выносливее, искуснее, ловчее, в особенности по отношению к тому самому виду деятельности, которою человек занимается. Это свойство организма называли «упражняемость».

Объяснить явление часто бывает труднее, чем подметить и использовать его на практике. Так было и в этом случае. Упражняемость оказалось широко распространенным фактом. Найдя признаки ее у ряда животных, человек начал приручать их, т.е. дрессировать и упражнять в полезных для себя навыках. Но найти внутреннюю суть и причину этого коренного отличия живых существ от машин было нелегко.

С давних пор в медицине существовало и цепко держалось одно заблуждение, лишь сейчас, наконец, изживаемое: идея о том, что живую природу отличает от мертвой присутствие в ней некоей «жизненной силы». Факты, которые остро нуждались в объяснении, и ради которых и была изобретена эта «жизненная сила», действительно были очень многочисленны. На каждом шагу можно было наблюдать, как энергично борется живой организм за свою целость и благополучие. Нанесенная рана затягивается и заживает, переломленные кости срастаются, а низшие позвоночные «саморемонтируются» настолько успешно, что, например, ящерице нетрудно отрастить себе новый хвост, морской звезде - новую «ногу» на место утраченных старых… вверх

Д.Норман. Научение и приобретенное мастерство

…Бывают ситуации, когда хорошее выполнение не обусловлено пониманием. Встречаются «гениальные идиоты» - люди, которые потратили всю свою жизнь, упражняясь в технике запоминания или счета. Но, по определению, они далеки от совершенства (или даже отстают), когда речь идет об обычной деятельности в повседневной жизни. Они знают правила вычисления, знают множество фактов, но лишены глубокого понимания того, что делают. Однако выполнение ими определенных действий поразительно. Задайте подходящий вопрос, и вы получите мгновенный ответ…

…Точно так же некоторые люди могут перечислять, как попугаи, исторические факты и даты или математические формулы, понимая в них только то, что нужно для их применения в стереотипной ситуации…

…Наряду с выполнением без понимания бывает и понимание без выполнения. Недостаточно знать что-либо. Это знание должно быть в нашем распоряжении в нужный момент. Кроме того, оно должно быть представлено в форме, пригодной для специальных нужд данного момента… вверх

 

Главная Учебник Журнал Архив рассылки Обновления Библиотека Обратная связь
Интернет-школа мнемотехники Mnemonikon В.Козаренко,
Россия, Москва, 2002.
Адрес сайта: mnemotexnika.narod.ru
Суперпамять Тренировка памяти Развитие памяти Мнемотехника Мнемоника
Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100